Реферат: Фотография журнала Time

Долгие размышления о принадлежности к какой-либо группе вызвали репортажные фотографии Сальгадо и Нэтвея. В конце концов, их решено было оставить в первой главе, так как высокая художественность не уменьшает их документальности и реалистичности. Возможно, немного скрашивается натурализм фотографий, снимки становятся более сдержанными, спокойными. Но смысл происходящих событий не нарушается. Сальгадо и Нэтвей занимаются «большим репортажем» и не ставят целью композиционное совершенство фотографии. Просто они им не пренебрегают.

Третья глава посвящена фотографическим рекламным материалам журнала «Тайм», которые выдержаны в одном ключе с остальными материалами издания, Рекламные фотографии занимают в девяти случаях из десяти полностью всю полосу или 2 полосы (разворот) журнала, при этом текстовая информация занимает в пределах 10% от объема рекламы. Текст накладывается на готовую фотографию. Само изображение выполнено по законам профессионального снимка (баланс формы и содержания, проработанная композиция и освещение). В большинстве случаев соблюдена чистота фотографических средств, несмотря на большие возможности американского концерна.

Рекламная фотография – как раз та область, где надо использовать в работе технические достижения.

«Тайм» отбирает рекламные фотографии также профессионально, как репортажные информационные снимки. Право выбора в любом случае остается за «Тайм», который может себе позволить отказать многим рекламодателям.

В «Тайм» прослеживаются некоторые закономерности существования всех трех типов фотографий (информативная фотография, фотоиллюстрация, рекламная фотография) на страницах журнала. Материалы распределяются следующим образом: первые 2 – 3 разворота каждого номера занимают реклама, затем порядка 5 – 15 полос информативного материала, затем опять несколько рекламных полос; порядка 15 полос иллюстрированной информации, подборки новостей, постоянные рубрики (каждая занимает одну полосу) и последняя рекламная полоса. Распределение фотоматериалов так (на примере девяти номеров «Тайм» за ноябрь, декабрь 1999 г.):

Информативные материалы Фотоиллюстрации Рекламные фотографии
№ 18 (88 полос) 11,5 8,0 14,0
№ 19 (124 полосы) 15,5 10,0 12,0
№ 20 (92 полосы) 8,0 8,0 18,5
№ 21 (72 полосы) 7,0 7,0 10,5
№ 22 (72 полосы) 7,0 5,0 7,5
№ 23 (72 полосы) 5,0 4,0 10,5
№ 24 (64 полосы) 7,0 6,0 7,5
№ 25 (64 полосы) 5,0 5,0 10,0

Возможно вы искали - Реферат: Анализ фотографических свойств фотопленок

ГЛАВА I

ИНФОРМАТИВНЫЕ ФОТОГРАФИИ

ЖУРНАЛА «ТАЙМ»

Информативные материалы «Тайм» составляют в общей сумме порядка 20 – 25 полос каждого номера журнала. Их количество варьируется в зависимости от количества полос конкретного номера (64 – 124 полосы). Из них около 5 – 10 полос – это сами фотографии событий, явлений, людей, выполненные в репортажном информационном стиле. Их соотношение с текстом составляет 2 – 3 части, при этом фотографии являются не иллюстрацией к тексту, а самостоятельным изображением, несущим на себе функции информационного документа.

В «Тайм» информативные фотоматериалы выходят в постоянных рубриках: World Watch, Europe, Middle, East, Asia, Images, Viewpoint, а также в рубриках отдельных номеров: Issues, coverstory, essay.

Похожий материал - Реферат: Фотография

Возьмем номер журнала «Тайм» за 1 ноября 1999 года (88 полос). Он является самым удачным выпуском (из выбранного периода) по соотношению информационных материалов с рекламными и иллюстративными. В цифрах это выглядит как 1:1:0,4. Из 19 полос информационных материалов 30% составляют фотографии.

В разделе Asia опубликована работа Джеймса Нэтвея («Магнум») под названием «Злость». Информационный материал посвящен индонезийскому конфликту в связи с отставкой вице-президента Индонезии Мегавати. Эта статья занимает 2 полосы разворота, и фотография Нэтвея, изображающая кричащего с распростертыми руками демонстранта, удерживаемого полицией, передает всю боль национальной трагедии. Выхваченная Нэтвеем сцена выходит за границы кадра и через фрагмент передает так весь масштаб и силу события. Возможно, что выразительность этого информативного снимка повышается за счет его формы подачи на полосе. Фотография по размеру занимает треть разворота, тогда как другие снимки этого материала, сделанные Джоном Станмейром из SABA и Дата Аладкака из АР в сумме равны площади заголовка.

Выбор снимка Нэтвея как основного, стержневого сюжета обусловлен, прежде всего, тем, что он наиболее сущностно отражает происходящие беспорядки в Индонезии и освещает событие непосредственно и четко. Возможно, что определенную роль в расстановке акцептов на фотографиях сыграло то, что Джеймс Нэтвей работает в международном агентстве «Магнум», которое уже почти полвека известно своими профессиональными репортажными работами, придерживаясь на протяжении всех этих лет совершенно некоммерческих принципов. Участники «Магнума» снимают где угодно и как угодно. Главное то, что они передают на своих снимках не образ действительности, а саму действительность. Это отличает фотографии участников «Магнума» от других снимков.

Все фотографии Нэтвея, публикуемые в журнале и в других номерах (№ 9, март 2000) реалистичны и достоверны. Его репортажные работы с мест событий (Косово, Румыния (3 марта 2000 года)) максимально полно через детали отражают действительность и передают впечатление от увиденного.

Когда фотожурналисту есть что сказать, он сконцентрирован, прежде всего, на содержании. Нэтвей, как и любой другой фотограф, идет собственным путем познания окружающего мира, и через свои снимки выражает свое отношение к нему. Поэтому в его работе главное – смысл, заложенный в фотографии.

Направление его работы определяется пониманием самой фотографии, в которой он видит возможность и способность непосредственно отражать мир.

Несмотря на очевидную целость выхваченного из жизни момента, фотосюжеты Нэтвея (в марте 2000 года «Арабский лагерь», «Стрельба из спальни») свидетельствуют о продуманном подходе к ним. Идее снимка точно соответствуют изобразительные и психические средства исполнения.

Несмотря на то, что Нэтвей делает акцент не художественности своих работ, будучи репортажным фотографом, эта истинная художественность в традиционном ее понимании. И поэтому композиция фотоснимков Нэтвея настолько интересна, как и выразительность уловленного момента. (Даже трудно сказать, что интереснее больше, но это уже вопрос другой категории).

Фотографии Нэтвея подтверждает Эдварда Уэстона, с которыми все же трудно соглашаться, что «научиться чувствовать композицию невозможно, это вопрос мастерства и творческой зрелости», (про себя он говорил: «о композиции я ровным счетом ничего не знаю. Я создаю ее сам. Слепо следовать правилам композиции ― все равно, что проверять правила земного притяжения перед тем, как отправиться на прогулку»). Действительно, по отношению к Нэтвею, это вопрос творческой зрелости. Он умеет видеть то, что он снимает, при этом с поправкой на предполагаемые трансформации, запечатленной действительности. Хотя действительность, которую он фотографирует, непредсказуема.

Ценно то, что Нэтвей фотографирует те события, в которых участвует сам. Но все равно, просматривая его работы в журнале «Тайм», складывается впечатление, что все же сдерживает себя в определенных этических и эстетических рамках, которые обеспечивают фотографии художественную красоту и исключают шокирующий фактор. Фотографии Нэтвея обладают глубиной содержания и за счет этого внутренней красотой. Они воспринимаются в большей степени как произведения искусства, нежели как журналистские снимки, хотя они считаются достоверными фотографиями, выхваченными из жизни.

Но снимки Нэтвея («Мобилизация французской армии» «Встреча влюбленных по разные стороны решетки») воспринимаются спокойно. Его фотографии не выводят из равновесия, не ужасают, как должны ужасать достоверные снимки смерти юной девушки или военного лагеря.

Публикуемые в журнале «Тайм» фотографии Себастьяо Сальгадо (№ 9) – это журналистское эссе о беженцах всего мира.

Это очень живописные выразительные снимки, которыми можно любоваться. Они эстетически выточены и совершенны по композиции. Это ловушка для тех, кто любит красивую форму – она уводит от содержания. Мы рассматриваем фотографии Сальгадо не в художественном альбоме, а в международном журнале новостей. И на фотоснимках Себастьяо Сальгадо изображены реальные обреченные несчастные люди, переселение которых вызвано войной, голодом или экономическими проблемами целых регионов.

В фотографиях Сальгадо есть тонкая психологическая острота, которая ощущается при длительном рассмотрении его снимков. Работы Сальгадо говорят о том, что профессиональная репортажная фотография не теряет связи с искусством, с художественностью исполнения. С точки зрения журналистского информационного материала фотографии, беженцев – это портрет того, что сам Сальгадо называет – «реорганизация человечества». Как писал о Сальгадо Ричард Лакайо, его фотографии «напоминают нам, что развитый мир, полный изобилия и удобств – для нескольких счастливчиков, и то, что происходит в наше время – то же, что и происходило раньше – ежедневная борьба за выживание». Сальгадо фотографирует беженцев в Танзании, Заире и других регионах (достойная тема для журналистской работы). Хотя изображение фотографическое, как известно, обладает фрагментарностью во времени и пространстве, у Сальгадо фиксируется одно короткое мгновение развивающегося события, и в то же время, оно является завершенным. Это целая жизнь, целая эпопея, заключенная в одном снимке. В то же время фотография, являясь цельной композицией, выходит за рамки кадра.

Сальгадо использует в своей работе репортаж как метод подачи материала. С помощью нескольких снимков он передает свое суждение о тех событиях, участником или наблюдателем которых он становится. Его фоторепортажи на страницах «Тайм» не только предлагают его собственный подход, но побуждают аудиторию к размышлениям, к оценкам происходящего. Но благодаря мастерскому художественному воплощению фоторепортажи Сальгадо имеют в большей степени эстетическую ценность, нежели информационную.

Сенсациями (в прямом смысле этого слова) становятся фотографии другого рода, т.е. обнажающие реальность до такой степени, что на фотографии остается только «голая правда». Такие снимки необычны своей натуралистичностью. Но оригинальность здесь не при чем. При просмотре фотографий «Тайм» создается впечатление, что авторы материалов не зависимы от оригинальности вообще. Потому что снимки журнала по сути своей оригинальностью не отличаются. В фотографиях есть находки, выразительные приемы, но они используются как средства для максимально полной и честной передачи происходящего.

Фотографии «Тайм» несут в себе не только глубину, но и внутренний стимул к дальнейшему поиску понимания происходящих в разных странах, запечатленных со всей голой достоверностью до такой степени, что пробирает озноб и иногда под силой произведенного впечатления хочется закрыть глаза или отвернуться. Не совсем верно то, что увиденное собственными глазами намного сильнее и выразительнее, нежели увиденное на фотографии (просто иногда безопаснее).

Таковы снимки, опубликованные в 22 и 23 номерах «Тайм» (29 ноября; 6 декабря 1999 года) в рубрике Europe, повествующие о военных действиях в Чечне. Материалы вышли под заголовком “Russia Rolls in for War” и Чеченский Ад». Фотография Пола Лоу из «Магнума» в ноябрьском номере называется «смертная казнь»: мертвые русские лежат среди руин на улицах Грозного. Несмотря на малый формат (относительно других фотографий этого материала), снимок масштабен и выразителен. Пол Лоу включается в происходящее событие, и фотография отражает его отношение к нему и глубину переживаний. Это не просто наблюдение за действительностью, а четкое объективное анализирование. В материалах визуальная информация по объему равна текстовой, но она действует намного выразительнее слов. Статья начинается со слов: «Мы ошибались насчет Чечни. Это уже повтор 1994 – 96… Москва хочет, чтобы это стало посланием всему миру – сигнал, что после 15 лет хаоса и сомнений, Россия возвращается на мировую арену, готовая защищать свои интересы любой ценой…». Фотографии материала более красноречивы: чеченские беженцы в давке за хлебом (фото Владимира Суворова из Reuters), насмешливые российские солдаты, уверенно бегущие на задание по Грозному (фото Кристофера Морриса из Black Star), перевязанная девочка, спящая уткнувшаяся в решетку кровати (К. Моррис). Эти фотографии очень символичны по своей сути и в то же время непосредственно отражают страшные военные будни.

«Тайм» в своих информативных материалах постоянно и много пишет о России и о переживаемых проблемах. 10 лет назад «Тайм» писал о пустых прилавках, кооперативах и Горбачеве. Сейчас он пишет о Путине и Чечне. Другой вопрос – что пишет только в черных тонах о проблемах России – социальных, военных, национальных, политических. Некоторые иностранцы выражают свое недовольство по поводу того, что «Тайм» создает заведомо негативный образ России, а те, кто приезжает в нее, видит совершенно противоположные стороны, не раскрытые и даже не затронутые в «Тайм». Здесь возможен один ответ: «Тайм» пишет о том, что есть на самом деле. Он делает огромную работу, добывая информацию из разных источников, проводя собственные исследования, высказывая собственные мнения. В каждом информативном материале есть подборка фотографий совершенно разных фотожурналистов: расследования независимых фотографов или снимки, присланные из информационных агентств.

К-во Просмотров: 262