Доклад: Наполеон и Единая Европа

Меттерних так писал о Наполеоне:

"Жажда всемирного владычества заложена в природе его. Можно ее видоизменить, задержать, но уничтожить нельзя: Мнение мое о тайных планах и замыслах Наполеона никогда не изменялось: его чудовищная цель всегда была и есть - порабощение всего континента под власть одного".

И ему как бы вторит сам Наполеон:

"Я хотел всемирного владычества, и кто на моем месте не захотел бы его? Мир звал меня к власти. Государи и подданные сами устремлялись наперерыв под мой скипетр".

Но это не просто жажда власти. Наполеон поясняет:

Возможно вы искали - Контрольная работа: Московское государство в XVI веке

"Мое честолюбие?.. О да, оно, быть может, величайшее и высочайшее, какое когда-либо существовало! Оно заключалось в том, чтобы утвердить и освятить, наконец, царство разума - полное проявление и совершенное торжество человеческих сил".

Всемирное царство разума! И как же его достигнуть?

Наполеон все объясняет:

"Одной из моих величайших мыслей было собирание, соединение народов, географически единых, но разъединенных, раздробленных революцией и политикой... Я хотел сделать из каждого одно национальное тело".

Это, разумеется, только начало. А далее последует "европейский союз народов". Наполеон даже умиляется:

Похожий материал - Реферат: Перша світова війна. Причини та характер

"Как прекрасно было бы в таком шествии народов вступить в потомство, в благословение веков! Только тогда, после такого первого упрощенья, можно было бы отдаться прекрасной мечте цивилизации: всюду единство законов, нравственных начал, мнений, чувств, мыслей и вещественных польз... Общеевропейский кодекс, общеевропейский суд, одна монета, один вес, одна мера, один закон... Все реки судоходны для всех, все моря свободны... Вся Европа - одна семья, так чтобы всякий европеец, путешествуя по ней, был бы везде дома".

Не стоит забывать, правда, что все эти слова Наполеон произносил уже на острове Святой Елены. Нет, чтобы пораньше! Тогда просвещенные европейские народы и сами бросились бы в его объятья. А так идея единой Европы была отложена почти на двести лет. Эта упрямая Европа не захотела жить ни по французским законам, ни по фашистским, ни по советским. Что-то она там такое все же придумала в наше время, но мы несколько отвлеклись от нашего героя.

Так что Наполеон не был искренним даже в изгнании (а у меня даже есть подозрение, что он так и не понял сути случившейся с ним трагедии). Об этом можно судить по его оценке своих поражений:

"Неудача моя произошла не от людей, а от стихий; море погубило меня на юге, а на севере - пожар Москвы и мороз. Так вода, воздух, огонь - вся природа оказалась враждебною всемирному обновлению, которого требовала сама же природа. Неисповедимы тайны Промысла!"

И снова его волнует проблема единой Европы:

Очень интересно - Курсовая работа: Государственный строй и право Новгорода и Пскова в XII-XV веках

"Но как бы то ни было, рано или поздно, это соединение народов произойдет силою вещей: толчок дан, и я думаю, чтобы после падения и крушения моей системы, оказалось возможным в Европе другое великое равновесие, помимо собирания и союза великих народов".

Какой же путь он предрекает?

"...старый порядок рушился, а новый еще не окреп и не окрепнет, без долгих и страшных судорог... Искры, может быть, будет достаточно, чтобы снова вспыхнул мировой пожар".

Прямо Нострадамус какой-то!

В 1807 году на параде французских войск в только что завоеванном Берлине прусский маршал Меллендорф восхищался:

Вам будет интересно - Реферат: Путешествие Екатерины II в Крым

"Какие чудесные войска!"

Наполеон возражает ему:

"Да, чудесные! Если бы еще было можно сделать так, чтобы они забыли о своем отечестве".

Для его грандиозных планов создания единой Европы, под французской, разумеется, гегемонией, из солдат надо было вытравить понятие о Родине, об отечестве. И это ему во многом удалось. О Наполеоне писали современники:

"Он до такой степени извратил природу французской армии, что она утратила всякую национальную память".

Похожий материал - Контрольная работа: Сацыяльна-эканамічнае развіццё беларускіх земляў у першай палове XIX ст

Часто для своих солдат Наполеон был больше, чем Франция, ибо там, где Наполеон, там и отечество.

У самого Наполеона к Франции были отнюдь не такие уж сыновние чувства. Он писал:

"У меня одна страсть, одна любовница - Франция: я сплю с нею. Она мне никогда не изменяла, она расточает мне свою кровь и свое золото".

Да, Франция для него совсем не Родина-мать, а лишь инструмент для достижения своих честолюбивых планов.

К-во Просмотров: 61