Реферат: Белорусские остарбайтеры

Составы с гражданскими рабочими следовали из Борисова, Могилева, Бобруйска в Нижнюю Силе-зию . Третья дезинсекция проводилась в пункте назначения. После сдачи доставленного эшелона с уцелевшими людьми в пересыльные лагеря рейха транспортные сопроводительные команды сразу возвращались к месту службы.

Дезинсекционные станции делали соответствующую отметку в транспортных документах.; название вербовочной комиссии и биржи труда, номер транспортного пропуска, место вербовки

Помимо транспортных пропусков составлялись транспортные списки вербовочных комиссий, с перечислением фамилий рабочих и указанием года рождения, места жительства, специальности.

Бюро транспортной службы писало ежемесячные отчеты об отправке эшелонов с остарбайтерами. В отчетах указывались день отправки, маршрутный номер, заказчик, груз (рабочая сила), число вагонов, количество людей, маршрут следования, пропускной пограничный пункт и протяженность маршрута. Так, например, 7 мая 1943 года экономическая команда отправила 107 остарбайтеров из Минска в Варшаву через Тирасполь, 11 мая — 200 человек из Минска в Граево через Зельву.

Восточные рабочие перевозились в рейх исключительно в товарных вагонах. Сопроводительной команде выделялся отдельный крытый вагон, предназначавшийся для перевозки солдат.

Транспорты из Минска шли по трем направлениям: на Брест, Барановичи, Лиду.

По инструкции вербовочные комиссии должны были обеспечивать остарбайтеров пайком, а в дороге получать дополнительное довольствие. Но анализ более 6 тыс. опросных листов остарбайтеров показывает, что питались они тем, что удалось захватить из дома, из вагонов их выпускали редко и под конвоем, а то и вовсе не выпускали, чтобы исключить побеги.

Ни один транспорт не приходил на конечную станцию с тем же количеством остарбайтеров, которое загрузили в Беларуси.

Об условиях транспортировки восточных рабочих весьма красноречиво в начале 1942 года доложил Гитлеру Мансфельд: «Бессмысленно, - говорил он, -. перевозить эту рабочую силу в открытых или неотапливаемых товарных вагонах, так как по прибытии на место назначения приходится выгружать трупы.

Маркировка знаком «Ост»

После оккупации Беларуси сразу же было отдано распоряжение о маркировке евреев отличительными знаками на одежде: зарубежные евреи, доставленные в генеральный округ из Европы, пришивали желтую шестиконечную звезду, местные — желтый лоскут небольшого размера.

Необходимость ношения восточными рабочими отличительного знака была оговорена еще в ноябре 1941 года в указах Геринга, но офидиально он был введён 20 февраля указом Гейдриха.

Все восточные рабочие обязаны были маркироваться отличительным знаком «Ост» (в прямоугольнике голубого цвета с белой рамкой 'слово «Ост» высотой 3,7 см. Прямоугольник выкраивался размером 8,7 сантиметров в длину и 8 сантиметров в ширину. 0,5 сантиметра по периметру давалось на подгиб и 0,3 по длине на усадку так, чтобы в готовом виде получался квадрат 7x7 сантиметров, с шириной белого канта и толщиной букв 0,5 сантиметра). Все восточные рабочие носили нашивку одинаково - на любой верхней одежде на груди справа. 27 августа 1944 года предполагалось раздать остарбайтерам новые знаки, но этого не произошло. Знак не был заменен и к декабрю 1944 года.

Условия содержания

Сразу после прибытия остарбайтеры размещались в приемных лагерях. Ведомство Заукеля имело своих представителей в каждом приемном лагере. Здесь они занимались дополнительной сортировкой рабочей силы и ее распределением между потребителями. Областные биржи получали сведения из приемных лагерей и распределяли рабочую силу между заказчиками.

Заявки на рабочую силу поступали от крупных промышленников и мелких хозяев. Для того, чтобы получить работников предприятию , достаточно было предоставить справку германской биржи труда о том, что рабочая сила ему действительно необходима.

Из отобранных в приемных лагерях остарбайтеров формировались рабочие команды численностью от 15 до 1000 человек, в зависимости от заявки потребителя, и направлялись в трудовые лагеря производственные лагеря или в хозяйства фермеров.

Пропагандисты обещали восточным рабочим размещение в чистых, гигиеничных общих лагерях, а в отдельных случаях индивидуально: «Помещения, по возможности, оборудованы всем необходимым (шкафами, кроватями, креслами). Семьи разлучать не будут, поскольку это будет являться целесообразным для пополнения рабочей силы.

В то время как пропаганда сулила восточным рабочим блестящие перспективы в Германии, Гейдрих подготовил положение об использовании труда восточных"рабочих, которое предписывало обязательное размещение направленных на промышленные предприятия остарбайтеров в лагерях за колючей проволокой, а попавших в сельскую местность - в изолированном помещении: «Рабочая сила из старых советско-русских территорий, — сообщалось в положении, — должна быть размещена в изолированных от немецкого населения лагерях с соответствующим ограждением, по возможности, из колючей проволоки. Если это в отдельных случаях невозможно осуществить, например, в сельской местности, то места расположения должны прочно закрываться и хорошо охраняться». |

Учреждения гестапо предварительно проверяли помещения, предусмотренные для размещения остарбайтеров, на предмет их пригодности и давали разрешение на использование. По сведениям главного хозяйственного управления СС, всего в рейхе, генерал-губернаторстве, Остланде и Голландии на 31 марта 1944 года насчитывалось 20 концентрационных и 165 трудовых лагерей, в том числе на территории рейха соответственно 13 и 130. В конце апреля 1942 года «Минскер цайтунг» писала: «В настоящее время насчитывается 5406 подобных жилых лагерей с количеством проживающих в них рабочих более миллиона».

Лагеря остарбайтеров обносились оградой трехметровой высоты из колючей проволоки. На территории строились бараки, обычно темно-зеленого цвета, в центре размещался кухонный блок и столовая, у ворот стояла будка часового. На ночь бараки запирались, окна с решетками никогда не открывались. Рабочие спали на многоярусных койках или нарах с пристенными шкафчиками, расстояние между нарами не превышало 30 сантиметров.

Их запирали на замок, В рабочей карточке, которую получал каждый остарбайтер, на первой странице, где1 приклеивалось его большое фото (7x5 см) и ставились отпечатки пальцев, было записано по-русски: «Владельцу сего разрешается выход из помещения единственно ради работы».

На каждую группу остарбайтеров в. 20—30 человек полагался один охранник.

Остарбайтеров, которые постоянно «вносили смуту* в рабочие коллективы, помещали в изолированные от других рабочих помещения — арестантские камеры, полагавшиеся из расчета одна на 100 рабочих. Нередко нарушителей порядка переводили в отдельные концлагеря СС, содержание в которых отличалось исключительной жестокостью.

Это был шок для остарбайтеров, доставленных в Германию весной 1942 года. Вскоре вести долетели до оккупированной территории.

Немцы дифференцировали рабочих из восточных транспортов только по физическим данным, их способности к труду.

В середине апреля 1943 года в связи с «новым курсом» Гитлера Заукель позволил остарбайтерам принимать участие в лагерном управлении и не огораживать лагеря колючей проволокой. Лишь в августе 1943 года появилось предписание, разрешающее остарбайтерам выход за пределы лагеря не в рабочее время, исключая комендантский час, который устанавливался с апреля по сентябрь между 21.00 и 5.00 часами и с октября по март между 20.00 и 6.00 часами.

До тех пор, пока остарбайтеры нужны были нацистам для военной экономики, их нужно было кормить. В 1941 году, не рассчитывая, что советские военнопленные могут пригодиться, их бросили умирать. После того, как с ноября 1941 по январь 1942 года из млн. советских военнопленных осталось 1,1 млн., а остальные погибли от болезней, холода и голода, немцы поняли, что кризиса с рабочей силой не произошло бы, если бы вовремя было принято решение об использовании труда военнопленных и достаточном их питании.

20 февраля 1942 года В. Мансфельд докладывал Герингу о договоренности с рейхсминистром продовольствия Бакке о повышении рационов питания для восточных рабочих269. Но министерство продовольствия не торопилось. Однако для продовольственного обеспечения остарбайтеров действовали нормы советских военнопленных как директивные, В соответствии с ними гражданские рабочие получали еженедельно 2,6 кг хлеба, смешанного на 28 процентов с сахарным жемом, 250 г мяса, 130 г жира, 16,5 кг брюквы и прочих овощей.

Питание русских непередаваемо скверно, поэтому они становятся слабее и слабее с каждым днем. Обследование показало, например, что некоторые русские не в силах повернуть винт, настолько они слабы физически. Повсюду, где работают русские, для них созданы такие же условия*. Предприниматели были не заинтересованы в приеме на работу людей, которые не могли работать, но которых надо было содержать.

К-во Просмотров: 620