Реферат: Историография Тувы

Введение………………………………………………………………………….3

Тувинская историография с древних времен………………………………………4

Архивные документы……………………………………………………………….7

Тувинская историография новейшего времени……………………………………11

Заключение………………………………………………………………………….13

Возможно вы искали - Курсовая работа: Разработка стратегии развития на примере кафе Рафаэль

Список используемой литературы…………………………………………………15

Введение

У тувинского народа есть замечательная поговорка: «төрелин билбес кижи, дөңгүр көк буга ышкаш» - «кто не знает родства, тот подобен безрогому серому быку». Как отмечает наш замечательный земляк Сергей Шойгу, «это означает, что даже если ты силен как бык, все равно у тебя нет рогов, чтобы защищаться, т. е. если ты не знаешь своих родичей, свою родословную, ты – бессильный человек, тебе не на кого опереться». Действительно, в истории всех народов знание родословной своих предков – это живая история рода и ее продолжение в будущем. И для того, чтобы связь времен не прерывалась и жизнь народа продолжалась в будущем, мы должны знать о своих корнях, это умножает нашу жизнь.

Один из лучших знатоков русской истории, величайший русский писатель конца XVIII – начала XIX века Николай Михайлович Карамзин писал: «Народы не падают с неба и не скрываются в землю». История тувинского народа в настоящее время тесно переплетена с русским, а интерес историков к возникновению и развитию их взаимоотношений является не праздным и любопытствующим, а всегда практически значимым. Долгое время данный вопрос в литературе освящался тенденциозно идеологизировано, в результате ощущалась ограниченность научных представлений об истории формирования русско-тувинских отношений, которые особенно интенсивно стали развиваться c середины XVIII в. с развитием торгово-переселенческого движения на Саянском рубеже.

Предметом изучения данного реферата является историческая литература, посвященная Туве с того момента, когда данная территория становится объектом внимания мировой политики, то есть с середины XVIII в.

Тувинская историография с древних времен

Научное изучение истории южной части Приенисейского края началось в первой половине XVIII в., с экспедиций в Сибирь академика Г.Ф. Миллера[1] . Большой вклад в изучение Южной Сибири и популяризацию знаний о крае внес Г.И. Спасский, проживший 12 лет в Сибири и издаваший в Пе­тербурге журналы "Сибирский вестник" и "Азиатский вестник". Во второй половине XIX в. в российской науке продолжилось изучение Азии, занимались историей южной части Приенисейского края в ос­новном подвижники изучения Сибири[2] и востоковеды[3] . Основное внимание уделялось поиску и обработке уцелевших архивных мате­риалов, переводам китайских и монгольских документов. Важный вклад в изучение истории Урянхая и русско-тувинских отношений внесли сибирские областники: Т.Н. Потанин, АВ. Адрианов, ДА Кле-менц, Н.М. Ядринцев и другие. Огромное значение для изучения Тувы имели работы крупнейшего сибирского исследователя Н.Ф. Катано-ва. Во второй половине XIX - начале XX вв. интерес к исследованию истории Тувы и русско-тувинских отношений обуславливался рядом причин и факторов: актуализацией Урянхайского вопроса, общим ин­тересом исследователей и общественности к истории и культуре Цен­тральной Азии, практическими потребностями экономического ос­воения прилегающих к России районов и проч. До революции 1917г. появилось несколько книг и статей, где рассматривались воп­росы русско-тувинских отношений[4] . Не обошел "вопроса об отно­шениях русских к сойотам" известный исследователь истории При­енисейского края В.А. Ватин[5] . В начале XX в. по поручению ВСО ИРГО[6] проблемы Урянхая и русско-тувинских отношений изучал ссыльный поляк Ф. Кон. В его работе[7] , как и в других многочисленных публика­циях, акцент делался на негативное влияние русской торговли в Сая­нах на развитие русско-тувинских взаимоотношений. Изучением ис­тории Тувы и тувинцев занимались чиновники, работавшие в Урян­хайском крае, но многие труды так и не были опубликованы[8] .

Похожий материал - Реферат: Изъятие следов рук. Фотографический процесс

Систематическое изучение Тувы началось в 20-е годы XX в. В пе­риод, предшествующий вхождению республики в состав России, было опубликовано несколько книг и статей[9] . Отечественные исследова­тели по многим позициям сохранили старые подходы и установки. Например, в работе Н. Леонова отмечалось, что "полное незнание географии края и отсутствие сколько-нибудь достоверных карт в 1727 году явилось причиной невольного отказа России от притязаний на Урянхай... котловина Верхнего Енисея осталась "ничьей" территори­ей"[10] . Советские историки ввели в оборот архивные документы, рас­ширили сферу исследований, сделали обобщения. Обобщающее ис­следование P.M. Кабо явилось показателем качественно нового уров­ня изучения истории Тувы и русско-тувинских отношений[11] Но в этот период проблемы межнациональных отношений рассматривались с "классовых" позиций, что обедняло исследования. Практически все проблемы исследовались в рамках концепции агрессивной полити­ки Царской России в Центральной Азии. Вдобавок к этому в публика­циях той эпохи сохранялись идеи социал-дарвинизма. Например, в опубликованной в Ленинграде работе известного исследователя и гу­маниста Г.Е. Грум-Гржимайло сохранялась следующая позиция: "За­нятие нами Урянхайского края... с точки зрения суда истории едва ли может подвергнуться осуждению. Действительно, говоря словами P. Leroy Beaulieu, было бы неестествено и несправедливо, если бы куль­турные народы Запада, накопляя сокровища знаний, искусств и ци­вилизации, теснились и задыхались на тех небольших пространствах, которые когда-то были их обиталищем, в то время как в обладании небольших общин дикарей, невежественных, грубых и беспомощных, как дети, или дряхлых, угасающих народностей, лишенных энергии и неспособных на сложную деятельность, оставались необъятные про­странства годных под культуру земель..."[12] .

В послевоенный период начался новый этап изучения Тувы. В оте­чественной историографии появилось множество новых работ, вклю­чая и фундаментальные труды, отличавшихся богатой источниковой базой, широким кругом проблематики и глубиной анализа проблем[13] X В 1956 г. было опубликовано обобщающее исследование крупного иркутского историка В.И. Дулова "Социально-экономическая исто­рия ТувыХ1Х - начало XX в."[14] В монографии был подробно исследо­ван целый комплекс вопросов и проблем истории этого погранич­ного региона. До половины объема работы посвящено вопросам рус­ского освоения Урянхайского края, однако проблемы межнациональ­ных отношений в Саянах автор не выделил в качестве отдельного вопроса исследования. Историей Засаянского края в советский пе­риод наиболее активно занимались исследователи, работавшие в Туве15 . В этот период были введены в научный оборот новые доку­менты, сделаны попытки обобщить материалы на новом уровне. Од­нако, авторы в силу политических причин использовали упрощен­ные трактовки, граничащие с искажением фактов. Например, НА. Сер-добов пишет: «В 1634 г. Алтын-хан Омбо-Эрдени принял присягу на подданство России. С этого времени все тувинские племена юриди­чески входили в состав в состав Российского государства. Случаи на­рушения этой присяги Омбо-Эрдени и особенно его преемником Лубсаном… не могут поколебать этого исторического факта»; «Рус­ским дипломатам (в 1727 г. – В.Д.) удалось отклонить настойчивые домогательства Китая считать Туву своей колонией»16 . Вопросы ис­тории Тувы и международных отношений в регионе рассматривались в работах по истории Монголии и русско-монгольских отношений17 . Практически во всех работах советских историков по истории Тувы поднимались различные вопросы русско-тувинских взаимоотноше­ний. Однако в силу методологии, а также жестких идеологических и политических установок, историки не имели возможности глубоко и всесторонне исследовать проблемы межнациональных отношений в регионе.

В последние годы развития советской историографии были опуб­ликованы несколько обобщающих работ, с разных сторон раскрыва­ющих проблемы истории южной части Приенисейского края. В на­чале 1980-х гг. вышли работы по истории Саян и русско-тувинского взаимодействия в XVIII в., наименее изученном в отечественной ис­ториографии. В 1981 г. в Новосибирске была опубликована фунда­ментальная монография Г.Ф. Быкони «Заселение русскими Приени­сейского края в XVIII в.»18 , в которой две первые главы посвящены проблемам русского освоения южной части Приенисейского края. В

1983 г. вышла работа В.А. Моисеева «Цинская империя и народы Саяно-Алтая в XVIII в.», до сих пор остающаяся крупнейшим обобщаю­щим исследованием по данной проблеме. Из последних значитель­ных работ советского периода необходимо отметить монографию ТС. Мамсик, «Хозяйственное освоение Южной Сибири…». В 1986 г. в Кызыле была опубликована работа М.Х. Манай-оол «Тува в эпоху фе­одализма», в которой были обобщены последние достижения отече­ственной историографии по проблемам социально-экономическо­го развития Тувы в XVII-XIX вв. и формирования тувинской народ­ности.

В постсоветский период внимание отечественных исследовате­лей к истории Тувы и русско-тувинских отношений не ослабло. При­мером этому служат докторские диссертации Е.А Белова, С.Г. Лузянина, Ю.В. Кузьмина, кандидатские диссертации А.К. Бумбажай, Г.А Ондар, АА. Стороженко и др.19 Основное внимание историки по-пре­жнему уделяют внешнеполитическим аспектам двухсторонних отно­шений20 . Исследователи ввели в научный оборот новые документы, осветили малоизвестные страницы истории, в качестве примера мож­но привести очерк Ю.В. Кузьмина «Полковник Генерального штаба В.Л. Попов о русско-китайской границе и «урянхайском вопросе» в начале XX века»21 . В монографии крупнейшего специалиста по исто­рии русско-китайских отношений Е.А Белова «Россия и Китай в на­чале XX века» выделена специальная глава «Проблема Урянхайского края». Вопросы, связанные с русско-китайским размежеванием в Са­янах, освещены в опубликованной в 1996 г. классической работе В.С. Мясникова ной части Приенисейского края. В работе АЛ. Уманского «Телеуты и их соседи» выделяется специальная глава «Белые калмыки» и «тувин­цы» в XVII – начале XVIII столетия». Автор не только исследует про­блемы взаимоотношений между различными этно-племенными груп­пами на Саяно-Алтае, но и затрагивает вопросы отношений между предками современных тувинцев и русской властью. В 1999 г. было опубликовано обобщающее исследование Л.И. Шерстовой «Этнополитическая история тюрков Южной Сибири в XVII-XIX веках».

Очень интересно - Реферат: Отчет по практике в Комплексном центре социального обслуживания населения Радуга

Проблемы истории Саян традиционно исследуются хакасскими историками. В постсоветский период продолжала развиваться «шко­ла» Л.Р. Кызласова[15] , а в Абакане появилось новое направление, воз­главляемое В.Я. Бутанаевым[16] . В работах этих авторов отмечается, что граница государственного образования енисейских кыргызов про­ходила по Саянскому хребту, а тубинцы с кыргызами являлись еди­ным народом. Однако хакасские исследователи не рассматривают проблемы государственности этих народов в Засаянском крае. Неко­торые вопросы политической истории Саяно-Алтая освещены в ра­боте Ш.Б. Чимитдоржиева, посвященной национально-освободитель­ной борьбе монголов в XVII-XVIII вв.[17] Интересные подходы по ряду проблем раскрыты в исследовании О.В. Воронина, «Двоеданничество в Сибири в XVII – 60-е гг. XIX вв.». В монографиях по истории русско­го освоения Монголии алтайского историка А.В. Старцева и исследо­вателя из Иркутска Н.Е. Единарховой затрагиваются вопросы, касаю­щиеся Урянхая второй половины XIX – начала XX вв.[18] Интересную работу по истории Тувы в 1998 г. опубликовал известный в регионе общественный деятель К. Шойгу[19] . В 2001 г. в Кызыле вышло перера­ботанное издание «История Тувы», в котором выделяются главы «Тува в период возникновения и распада государства Алтын-ханов и Джун­ари» и «Тува в период господства Цинской империи в Центральной Азии (вторая половина XVIII – начало XX в.)». В этой работе был зак­реплен устоявшийся в отечественной науке взгляд на историю Тувы и русско-тувинских отношений, но освобожденный от идеологичес­кой риторики. Необходимо отметить и тот факт, что в современных работах встречаются необоснованные «анонимные новации». Напри­мер, в опубликованной в 2004 г. в Сибирской издательской фирме РАН монографии М.Х. Маннай-оола «Тувинцы: Происхождение и фор­мирование этноса» дважды дублируется карта «Административное деление Тувы в XIX – начале XX века». В ней южная часть Минусинс­кого округа Енисейской губернии, выделенная во второй половине XIX в. в Усинский пограничный округ, обозначена как «территория Тувы, отошедшая к России в начале XX века». В научный оборот не попадали документы, позволявшие усомниться в правильности обо­значения этого участка российско-китайской границы на местности и на многочисленных картах XVIII – начала XX вв. Ни автор, ни но­восибирские издатели не объясняют причину столь серьезной заяв­ки на «ревизию истории»[20] .

В западной историографии Урянхайский вопрос традиционно рассматривается в рамках концепции «Большой игры», Тува рассмат­ривается в качестве «разменной монеты» в борьбе империй за пере­дел территорий и сфер влияния в Центральной Азии[21] . В китайской историографии, традиционной, гоминьдановской и современной, история Засаянского края и русско-тувинских отношений рассмат­ривается только через призму бесконечной «агрессии Царской Рос­сии» против многонационального Китая. Отличные, а зачастую и прямо противоположные устоявшимся в российской науке трактов­ки событий и проблем истории Тувы предлагают монгольские уче­ные. Ученый секретарь Института международных исследований АН Монголии Д Шурхуу пишет: «Развитие национально-освободитель­ного движения в Монголии… оказало самое серьезное влияние на урянхайцев, что представляло определенную угрозу интересам Рос­сии в Урянхайском крае»[22] . Монгольские историки доказывают, что тувинцы были монголоязычным народом, составлявшим часть мон­голов-урянхайцев30 .

Таким образом, в отечественной и зарубежной историографии накоплен большой опыт изучения истории Тувы и русско-тувинских отношений. В современной российской исторической науке по дан­ным проблемам сохранились традиционные подходы, формировав­шиеся с начала XX в. Однако до сих пор проблемы межнациональ­ных взаимоотношений в регионе не явились предметом специаль­ного и всестороннего исторического исследования. Введение в на­учный оборот новых документов и освобождение от жесткой идео­логической и политической цензуры позволяет и делает необходи­мым продолжить исследования истории Засаянского края и русско-тувинских отношений.

Архивные документы

Существует широкий круг ис­торических источников и литературы. Большая часть документов, положенных в основу исследований, выявлена в фондах Государственного архива Красноярского края, а также в Центральном государствен­ном архиве республики Тува, государственных архивах Иркутской и 1омской областей, Минусинском городском архиве. Для написания работы привлечены архивные документы из нескольких центральных и других местных российских архивов. Большую ценность пред­ставляют документы, найденные в фондах музеев Красноярска, Ми­нусинска и Кызыла. Значительная часть хранящихся в этих фондах документов еще не введена в научный оборот. Многие материалы были закрыты для исследователей, некоторые старомонгольские докумен­ты только недавно были переведены на русский язык Из архивных материалов наибольшее значение для работы имеют документы де­лопроизводственного характера.

Важное значение для данного исследования имеют опубликован­ные документы. Необходимо отметить различные сборники докумен­тов, в том числе и дипломатических. Исследование вопросов, отно­сящихся к XVII-XVIII вв., полностью опирается на опубликованные документы. В последние годы продолжили выходить сборники доку­ментов и материалов по сериям "Русско-китайские отношения", "Рус­ско-монгольские отношения", "Международные отношения в Цент­ральной Азии". Ценным источником явились "Всеподданнейшие от­четы" главных начальников Восточной Сибири. Следует отметить, что многие документы были опубликованы не в специальных сборни­ках, а в качестве приложений к различным исследованиям. В каче­стве приложения ко 2-му тому "Истории Сибири" Г.Ф. Миллера даны 485 грамот за 1596-1661 гг., целый комплекс документов приводится в фундаментальной работе 3. Матусовского[23] . Важнейшим источни­ком для исследования явились работы участников и современников событий. Использованы не только работы русских авторов, но и ино­странцев, например, в научный оборот еще не была введена издан­ная на Западе в начале XX в. работа Прайса, написанная по итогам посещения Тувы в 1910 г.[24]

Историография новейшего времени

Вам будет интересно - Реферат: Всемирная торговая организация, проблема присоединения России к ВТО

Одним из последних трудов, которые затрагивают тему истории Тувы, является монография Ю.Л. Аранчина. [25] В этой работе хотя и отрывочно, но нашли свое отражение вопросы развития отношений между русскими и тувинцами на рубеже веков. Развитие исторической науки в СССР в 50-х - середине 80-х гг. привело к появлению ряда крупных обобщающих исследований, в которых получили свое освещение некоторые аспекты истории русско-тувинских связей, причем целый ряд работ был написан на основе привлечения широкого круга источников. Фактически вплоть до середины 80-х гг. исторические исследования проводились исключительно на основе марксистской методологии. Со второй половины 80-х годов начался новый этап развития исторической науки, связанный с пересмотром и переосмыслением методологических и концептуальных основ изучения отечественной истории. Для нового периода историографии исследуемой темы, характерно, прежде всего, появление публикаций по “Урянхайскому вопросу”. Вначале они в основном были представлены журнальными статьями, главным образом публицистического характера^. Однако в последние годы статьи, в которых находили отражение отдельные стороны рассматриваемой проблемы, стали уступать место системным, обобщающим трудам. В них на основе уже известного и впервые вводимого в оборот фактического материала продолжают формироваться новые подходы и оценк и, оспариваются существовавшие ранее положения, ставшие аксиомой п редыдущей отечественной историографии.

В числе подобного рода новейших исследований обращает на себя внимание монография Е.А. Белова[26] , где одна из глав посвящена “Урянхайскому вопросу”. Автор на основе обширного архивного материала пытается по-новому оценить историю “Урянхайского вопроса” в контексте русско-китайских и русско-монгольских отношений в 1911-1915 гг. Значительным явлением в исследовании проблемы является научный анализ взаимоотношений российского и монгольского правительств, которые пытались поставить под свой контроль Урянхайский край. Основное же внимание Е.А. Белов уделяет проблеме отношений между тувинцами и монголами в 1912-1914 гг . В только что вышедшей монографии Е.А. Белова “Россия и Монголия (1911-191 5 гг.)” дается краткая история борьбы России, Монголии и Китая за Урянхайский край в период с 1915-1919 гг'". В 1997 году С.Г. Лузяниным была защищена докторская диссертация в которой уделяется внимание Урянхайской проблеме, но в контексте русско-монголо-китайских противоречий по монгольскому вопросу. В работе над диссерт ацией автором был использован широкий круг источников из различных архивов России, многие из которых до недавнего времени были недоступны. Из общих трудов посвященных внешней политике России, следует выделить коллективную монографию, написанную авторским коллективом ученых Института российской истории РАН, МГУ и МГПУ. Ее авторы считают, что вхожден ие под протекторат России Урянхайского края в 1914 году, является результатом целенаправленной политики царского правительства, которое на протяжении нескольких лет втайне разрабатывало планы присоединения к империи богатого золотом, мехами и плодородными почвами Урянхайского края. Можно согласиться с их мнением, что, несмотря на негативные моменты, сопровождавшие царскую колонизацию, включение в состав России новых земель на Востоке, в том числе и Урянхайского края, способствовало экономическому и культурному возрождению этих земель.

Заключение

Знание родословной своих предков – это живая история рода, народа, это – связь времен, это – продолжение истории народа в будущем. И для того, чтобы связь времен не прерывалась и жизнь рода-народа продолжалась в будущем, мы должны знать о своих корнях, это умножает нашу жизнь.

Открытие русско-китайской границы в середине XIX в. сопровож­далось ослаблением охраны границы. Но во второй половине XIX в. па тувинском участке русско-китайской границы получили некото­рое развитие погранично-таможенные институты, слабо представ­ленные на всем протяжении границы между двумя империями. Ох­рана и наблюдение за линией границы в Саянах традиционно возла­галась на казачество. В 1851 г. были созданы Енисейский и Иркутс­кий казачьи конные полки шестисотенного состава в ведении воен­ного ведомства.

В состав Енисейского полка вошли "станичные казаки станиц Са­янской и Абаканской", в состав Иркутского полка - "казаки погра­ничного войска, проживающие в Тункинском отделении". В обязан­ности полков входило: "Отправлять пограничную службу в Тункинс­ком отделении и по Енисейской губернии". Саянская станица состо­яла из трех форпостов - Шадатского (Каратуз), Кебежского (Н. Суе-тук) и Соянского (Саянская), Абаканская станица состояла из двух ([юрпостов - Таштыпского и Арбатского. В 1861 г. енисейское казаче­ство было освобождено от несения службы по охране границы, ему предписывалось осуществлять лишь общее наблюдение, а в случае конфликтов формировать специальные команды157. В 1871 г. казачье население Енисейской и Иркутской губерний было лишено войско­вого статуса, и лишь часть казаков сохранила свой сословный статус,

Список используемой литературы

Похожий материал - Курсовая работа: Анализ финансового состояния бюджетной организации

Архивные и документальные источники

1. Антропологический и этнографический очерк этих стран. Торговля и колонизаторская в них деятельность китайцев и русских. Дополнения и поправки. – Л.1930.

2. История Красноярска. Документы и материалы XVII – первая половина XlX вв. – Красноярск, 2000.

3. Колониальная политика русского царизма в Туве. Сборник документов. Библиотека Тувинского научно – исследовательского института литературы, языка и истории.

К-во Просмотров: 66