Реферат: Опера П.И. Чайковского Пиковая Дама

Либретто Модеста Ильича Чайковского по одноименной повести А. С. Пушкина.

Время действия : конец XVIII века, но не позднее 1796 года.

Место действия : Петербург.

Первое исполнение : Санкт-Петербург, 7 (19) декабря 1890 г.

История создания

Опера “Пиковая дама” – одно из величайших произведений мирового реалистического искусства. Эта музыкальная трагедия потрясает психологической правдивостью воспроизведения мыслей и чувств героев, их надежд, страданий и гибели, яркостью картин эпохи, напряженностью музыкально-драматического развития. Характерные черты стиля Чайковского получили здесь наиболее полное и совершенное выражение.

Возможно вы искали - Доклад: Butthole surfers

Поразительно, но прежде чем П. И. Чайковский создал свой трагический оперный шедевр, пушкинская «Пиковая дама» вдохновила Франца Зуппе на сочинение оперетты (1864); а еще раньше - в 1850 году - одноименную оперу написал французский композитор Жак Франсуа Фроманталь Галеви (впрочем от Пушкина мало что здесь осталось: либретто написал Скриб, воспользовавшись для этого переводом «Пиковой дамы» на французский язык, сделанным в 1843 году Проспером Мериме; в этой опере имя героя изменено, старуха-графиня превращена в молодую польскую принцессу и так далее). Это, конечно, курьезные обстоятельства, узнать о которых можно лишь из музыкальных энциклопедий - художественной ценности эти произведения не представляют.

Сюжет «Пиковой дамы», предложенный композитору его братом, Модестом Ильичем, не сразу заинтересовал Чайковского (как в свое время и сюжет «Евгения Онегина»), но когда он все же овладел его воображением, Чайковский стал работать над оперой. Особенно взволновала Чайковского сцена роковой встречи Германа с Графиней. Её глубокий драматизм захватил композитора, вызвав горячее желание написать оперу, и опера (в клавире) была написана в поразительно короткий срок - за 44 дня.

Чайковский уехал во Флоренцию и начал работать над «Пиковой дамой» 19 января 1890 года. Сохранившиеся эскизные наброски дают представления о том, как и в какой последовательности протекала работа: на сей раз композитор писал почти «подряд» (в отличие от «Евгения Онегина», сочинение которого началось со сцены письма Татьяны). Интенсивность этого труда поражает: с 19 - 28 января сочиняется первая картина, с 29 января - 4 февраля - вторая картина, с 5 - 11 февраля - четвертая картина, с 11 - 19 февраля - третья картина и т.д.

Либретто оперы в очень большой степени отличается от оригинала. Произведение Пушкина - прозаическое, либретто - стихотворное, причем со стихами не только либреттиста и самого композитора, но также Державина, Жуковского, Батюшкова. Лиза из бедной воспитанницы превратилась в богатую внучку графини. Пушкинский Герман - холодный, расчётливый эгоист, охваченный лишь одной жаждой обогащения - предстаёт в музыке Чайковского как человек с огненным воображением и сильными страстями. Различие общественного положения героев вносит в оперу тему социального неравенства. С высоким трагедийным пафосом в ней отражены судьбы людей в обществе, подчинённом беспощадной власти денег. Герман - жертва: стремление к богатству неизменно становится у него навязчивой идеей, заслоняющей любовь к Лизе и приводящей к гибели. В итоге он начинает черпать из нее жизненные силы. Эта опера о смерти. Она вся пронизана страхом и злом. Здесь присутствует обреченность некое любопытство к смерти. Мрачному смыслу сопутствует обстановка места ее действия - Питер. Пиковая дама выступает как символ инфернального зла.

Музыка

Похожий материал - Доклад: Музыка - 17 век

Интродукция. Опера начинается оркестровой интродукцией, построенной на трех контрастных музыкальных образах. Первая тема - тема рассказа Томского о старой Графине. Вторая тема обрисовывает саму Графиню (целотонная гамма и смквенции), и третья - страстно-лирическая (образ любви Германа к Лизе).

I действие открывается светлой бытовой сценой. Хоры нянюшек, гувернанток, задорный марш мальчиков выпукло оттеняют драматизм последующих событий. В ариозо Германа "Я имени её не знаю", то элегически-нежном, то порывисто-взолнованном, запечатлены чистота и сила его чувства. Причем тема "Я имени её не знаю" связана с темой 3-х карт. Здесь происходит остановка действия, что не характерно для развития. Дуэт Германа и Елецкого сталкивает резко контрастные состояния героев: страстные жалобы Германа "Несчастный день, тебя я проклинаю" переплетаются со спокойной, размеренной речью князя "Счастливый день, тебя благословляю". Центральный эпизод картины - квинтет "Мне страшно!" - передаёт мрачные предчувствия участников. В балладе Томского зловеще звучит припев о трёх таинственных картах, слышится интонация вздоха. Бурной сценой грозы, на фоне которой звучит клятва Германа, завершается 1-я картина. 2-я картина контрастна по отношению к первой и распадается на две половины - бытовую и любовно-лирическую.

Идиллический дуэт Полины и Лизы "Уж вечер" овеян светлой грустью. В нем присутствуют черты пасторальности. Мрачно и обречённо звучит романс Полины "Подруги милые". Контрастом ему служит живая плясовая песня "Ну-ка, светик-Машенька". Вторую половину картины открывает ариозо Лизы "Откуда эти слёзы" - проникновенный монолог, полный глубокого чувства. С этого момента начинается развитие картины. Тоска сменяется восторженным признанием "О, слушай ночь", это лирическая исповедь в романтическом духе. Нежно печальное и страстное ариозо Германа "Прости, небесное созданье". Тут он предстает как романтический рыцарь, жених. Но столь идилистическая сцена прерывается появлением Графини; звучит фагот, музыка приобретает трагический оттенок; возникают острые, нервные ритмы, зловещие оркестровые краски. «О страшный призрак смерти, я не хочу тебя». Создается образ смерти. Стоит только послышиться ее зову как Герман начинает черпать жизненные силы из Лизы дабы отсрочить свой конец. Бытовое гениально совмещено с мистическим.

II действие. Второе действие заключает в себе контраст двух картин, из которых первая (по порядку в опере - третья) происходит на балу, а вторая (четвертая) - в спальне Графини. С выведением в опере императрицы у Чайковского возникли трудности - те же, что раньше возникли у Н. А. Римского-Корсакова при постановке «Псковитянки». Дело в том, что еще Николай I в 40-е годы своим высочайшим повелением запретил выводить на оперной сцене царствовавших особ дома Романовых (причем в драмах и трагедиях делать это разрешалось); объяснялось это тем, что не хорошо будет, если царь или царица вдруг запоют песенку. Известно письмо П. И. Чайковского директору императорских театров И. А. Всеволожскому, в котором он, в частности, пишет: «Ласкаю себя надеждой, что великий князь Владимир Александрович уладит вопрос о появлении Екатерины к концу 3-й картины».) Строго говоря, картина эта завершается лишь приготовлением к встрече императрицы: «Мужчины становятся в позу низкого придворного поклона. Дамы глубоко приседают. Появляются пажи» - такова последняя авторская ремарка в этой картине. Хор славит Екатерину и восклицает: «Виват! Виват!»

В 3-й картине фоном развивающийся драмы становятся сцены столичного быта. Начальный хор в духе приветственных кантов екатерининской эпохи - своеобразная заставка картины. Ария князя Елецкого "Я вас люблю" обрисовывает его благородство и сдержанность. Пастораль "Искренность пастушки" - стилизация музыки XVIII в.: изящные, грациозные хоры и танцы обрамляют идиллический любовный дуэт Прилепы и Миловзора. В финале в момент встречи Лизы и Германа в оркестре звучит искажённая мелодия любви: в сознании Германа наступил перелом, отныне им руководит не любовь, а неотвязная мысль о трёх картах. 4-я картина, центральная в опере, насыщена тревогой и драматизмом. Она начинается оркестровым вступлением, в котором угадываются интонации любовных признаний Германа. Но вступление мрачное и нервозное. Хор приживалок ("Благодетельница наша"). Ругая современные манеры, графиня предается воспоминаниям о своей французской жизни, при этом она поет (по-французски) арию из оперы Гретри «Ричард Львиное Сердце». И здесь автор допускает хронологическую ошибку, не знать о которой Чайковский не мог - он просто в данном случае не придавал значения исторической достоверности (хотя, что касается русского быта, стремился ее сохранить). Итак, эта опера была написана Гретри в 1784 году, и если действие опера «Пиковая дама» относится к концу XVIII века, и Графиня теперь восьмидесятилетняя старуха, то в год создания «Ричарда» ей было не менее семидесяти» и французский король («Король меня слыхал» - вспоминала Графиня) вряд ли стал бы слушать ее пение; таким образом, если Графиня и пела когда-то для короля, то гораздо раньше, задолго до создания «Ричарда».) Исполняя свою арию, Графиня постепенно засыпает. Песенка сменяется музыкой зловеще затаённого характера. Её контрастирует проникнутое страстным чувством ариозо Германа "Если когда-нибудь знали вы чувство любви". Из-за укрытия появляется Герман и становится против Графини. Заключительная сцена: «Не пугайтесь!» Она пробуждается и в ужасе беззвучно шевелит губами. Герман просит, молит ее открыть ему тайну трех карт. Он заклинает ее. «Старая ведьма! Так я же заставлю тебя отвечать!» - восклицает он и вынимает пистолет. Графиня кивает головой, поднимает руки, чтобы заслониться от выстрела и падает мертвая. Герман подходит к трупу, берет руку. Только теперь он осознает, что произошло - Графиня мертва, а тайны он не узнал. Она мертва! Сбылось!

Очень интересно - Реферат: Три поколения композиторов-романтиков и их отношение к синтетическим жанрам

Входит Лиза. Она видит Германа здесь, в комнате Графини. Герман указывает на труп Графини и в отчаянии восклицает, что тайны не узнал . Лиза бросается к трупу, рыдает - она убита тем, что произошло и главное - что Герману была нужна не она, а тайна карт. Темп ускоряется. «Чудовище! Убийца! Изверг» - восклицает она (ранее Герман называл ее: «Красавица! Богиня! Ангел!»). Герман убегает. Лиза с рыданиями опускается на труп. Это переломный момент в развитии действия и образов. Вершина симфонического развития.

III действие. Казармы. Комната Германа. Поздний вечер, сцена: «Я не верю». Он читает письмо Лизы: она видит, что он не хотел смерти Графини, и будет ждать его на набережной. Если до полуночи он не придет, она должна будет допустить страшную мысль. Герман опускается в кресло в глубокой задумчивости. Ему грезится, что он слышит хор певчих, отпевающих Графиню. На фоне заупокойного пения и завываний бури возникает возбуждённый монолог Германа "Всё те же думы, всё тот же страшный сон". Его охватывает ужас. Ему мерещатся шаги. Он бежит к двери, но там его останавливает призрак Графини. Музыка, сопровождающая появление призрака Графини, завораживает мёртвенной неподвижностью, тема призрака зарождается из темы 3-х карт. Он обращается к Герману со словами, что пришел против своей воли. Мне страшно! Страшно! Я пришла к тебе Он приказывает Герману спасти Лизу, жениться на ней и раскрывает тайну трех карт: тройка, семерка туз. Сказав это, призрак тут же исчезает. Обезумевший Герман повторяет эти карты.

Оркестровое вступление к 6-й картине окрашено в мрачные тона обречённости. Ночь Зимняя Канавка, стоит Лиза. Она ждет Германа и поет свою арию. Широкая, свободно льющаяся мелодия ариозо Лизы "Ах, истомилась, устала я" близка русским протяжным песням; вторая часть "Так это правда, со злодеем" полна отчаяния и гнева. Часы бьют полночь. Лиза с отчаянием призывает Германа - его все нет. Теперь она уверена, что он убийца. Лиза хочет бежать, но входит Герман. Лирический дуэт Германа и Лизы "О да, миновали страданья" - единственный светлый момент. Он сменяется замечательным по психологической глубине эпизодом бреда Германа о золоте. «Там груды золота лежат и мне, мне одному он принадлежат!» - уверяет он Лизу. Теперь Лиза окончательно понимает, что Герман безумен. Герман признается, что поднял пистолет на «старую колдунью». Теперь для Лизы он убийца. Герман в экстазе повторяет три карты, хохочет и отталкивает Лизу. Она же, будучи не в силах этого вынести, бежит к набережной и бросается реку.

7-я картина начинается бытовыми номерами: игорный дом, гости поют: «Будем пить и веселиться». Князь Елецкий здесь впервые. Он теперь не жених, и надеется, что ему повезет в картах, коль скоро не повезло в любви. Томского просят что-нибудь спеть. Он поет довольно двусмысленную песню «Если б милые девицы» (ее слова принадлежат Г. Р. Державину) Все подхватывают ее последние слова. В разгар (Так в ненастные дни) игры и веселья входит Герман. С появлением Германа музыка становится нервно-возбуждённой. Елецкий просит Томского быть, если понадобится, его секундантом. Всем бросается в глаза странность вида Германа. Он просит разрешения принять участие в игре. Герман ставит на тройку - выигрывает. Теперь - семерка. И снова выигрыш. Герман истерически хохочет. Со стаканом в руке он поет свою знаменитую арию. Упоение победой и жестокая радость слышатся в его "Что наша жизнь? Игра!". В игру вступает князь Елецкий. Этот тур действительно похож на дуэль: Герман объявляет туза, но вместо туза у него в руках оказывается дама пик. В этот момент показывается призрак Графини. Все отступают от Германа. Он в ужасе. Он проклинает старуху. В припадке безумия он закалывается. Приведение исчезает. Герман еще жив. Придя в себя и увидев князя, он старается подняться. Он просит прощения у князя. В последнюю минуту в его сознании возникает светлый образ Лизы. Хор присутствующих поет: «Господь! Прости ему! И упокой его мятежную и измученную душу». Завершает оперу тихая молитва и трепетно-нежная тема любви в оркестре.

Заключение

Опера - самый любимый жанр композитора, он любил ее больше симфоний, больше романсов и сонат, любил за демократичность, за ту свободу в выражении чувств, которую он мог в ней себе позволить. Для своих произведений в этом жанре он чаще всего выбирал именно свободные, простые сюжеты, без детективных элементов, без массовых хоровых сцен, без огромного количества действующих лиц, что так любили, например, Вагнер или Верди. Нет, он ценил другое - возможность раскрыть душу человека, заглянуть в его внутренний мир. Уже в "Евгении Онегине" самое удачное место - письмо Татьяны, где на сцене ничего не происходит, но в музыке так ярко раскрывается вся радуга переживаний и чувств, которые испытывает молодая девушка, когда пишет первое в своей жизни любовное признание, что это удерживает внимание зрителя лучше, нежели гигантские народные сцены у иных композиторов.

Вам будет интересно - Курсовая работа: Национальные хоровые композиторы Пермского края. Татарские композиторы

Пиковая дама, это, бесспорно, лучшее достижения Петра Ильича в жанре психологической драмы, возможно, этому помог талантливый сюжет - одноименная повесть Пушкина. Надо заметить, что Чайковский полностью переосмысливает концепцию, даже изменяет характеристики героев (Лиза стала из обычной приживалки в доме графини ее богатой наследницей, Герман сильно облагорожен) и время действия на несколько десятилетий.

Эта музыкальная трагедия потрясает психологической правдивостью воспроизведения мыслей и чувств героев, их надежд и страданий, яркостью картин эпохи, напряжённостью музыкально-драматического развития. Характерные черты стиля Чайковского получают здесь наиболее полное и совершенное выражение. В основе оркестровой интродукции - три контрастных образа: повествовательный, связанный с балладой Томского; зловещий, рисующий образ старой Графини; страстно-лирический, характеризующий любовь Германа к Лизе.

В опере есть мистические моменты, они также придают ей неповторимую атмосферу. Тайна трех карт держит в напряжении до самого конца, трагедия и смерть Лизы отзывается глубоко в душе, а при появлении призрака графини мурашки начинают пробегать по спине. И неважно, что ты всего лишь в зрительном зале и вокруг сотни человек: становится не по себе. Чайковский использует различные музыкальные приемы для мистификации: целотонная гамма, которыя отображает зло, сухие низкие звуки порождают страх.

Идея оперы – столкновение света и тьмы, любви и смерти, а также присутствие некого нифернального зла, злого рока, против которого ты бессилен.

К-во Просмотров: 16