Статья: Февраль 1917 года. Политическая жизнь Петрограда глазами союзников

6(29) января 1917 г. в Петроград прибыла необычная делегация. Генералы, адмиралы, политики, экономисты, специалисты по снабжению военным оборудованием. Из Великобритании, Франции, Италии. Даже английский военный министр лорд А. Милнер. Они побывали не только в Петрограде, но и в Москве. И на фронте. Встретились и с министрами, и с виднейшими чиновниками. С руководителями фракций Думы. Разумеется, с Николаем II. Пробыли они в России три недели. Уехали всего за несколько дней до Февральской революции. Это была самая большая конференция Антанты с участием России. В историю она вошла как Петроградская конференция.

В литературе о Февральской революции внимания ей уделялось мало. Но есть и подробные исследования - М.М. Карлинера [1], А.В. Игнатьева [2] и И.В. Алексеевой [3]. В них использованы все или почти все доступные тогда материалы, в том числе и документы Архива внешней политики России.

Почему же я счел себя вправе опять обратиться к этой теме? Мне казалось важным выбрать иное направление для исследования. Акцент раньше делался на то, что даже в союзнические времена у Великобритании было "изначальное стремление экономически ослабить и закабалить Россию" и только "революционная борьба российского пролетариата в 1917 г. спасла Россию от того зависимого положения". При этом досталось и нашим соотечественникам: "лидеры русской буржуазии - Родзянки и Гучковы, Милюковы и Шингаревы в своих суждениях не поднимались выше интересов капиталистической мошны".

В разгар "холодной войны" и идеологического противоборства такой подход был распространен.

Конечно, в начале 1917 г. целью такой серьезной и влиятельной делегации союзников в Россию была не подготовка к ее закабалению, а изыскание пути к успеху в тяжелой борьбе против общего врага в мировой войне. Все остальное отступало на второй план как для англичан, так и для М.В. Родзянко, А.И. Гучкова, П.Н. Милюкова и А.И. Шингарева.

Возможно вы искали - Доклад: Роль государственной Думы в истории становления Российской государственности

Я хотел бы привлечь внимание и к такой стороне истории той петроградской встречи. Ведь приехавшие английские, французские и итальянские представители оказались последними высокопоставленными иностранцами, повидавшими дореволюционную Россию. Разве не стоит теперь, через 90 лет, вглядеться в их впечатления? И в то, как в связи с их приездом четче выявились разногласия в общественно-политических кругах Петрограда и Москвы.

Наконец, еще один аспект. В составе делегации союзников британская часть была самой влиятельной. Поэтому и делегацию нередко называли "Миссией Милнера" - по имени входившего в нее английского военного министра. Так что Петроградская конференция стала важной вехой и в истории российско-британских отношений.

В рамках журнальной статьи нельзя сколько-то подробно рассмотреть все эти аспекты. Но можно привлечь к ним внимание, и для этого сейчас есть больше возможностей, чем было у авторов упомянутых мной исследований. В Англии вышло несколько биографий Милнера, и в них приведены важные архивные материалы [4]. Главное же - у российских историков появилась возможность работать в английских архивах.

С документами об этой конференции мне удалось познакомиться в нескольких архивах. В Музее имперских войн (Лондон) - архивный фонд фельдмаршала Генри Вильсона, который участвовал в Петроградской конференции. Часть архива так и названа: "Миссия в Россию" [5]. Там есть документ, озаглавленный "Отчет о миссии в Россию". Датирован 10 марта 1917 г., т.е. за пять дней до отречения Николая II 2(15) марта. Подписи нет. Очевидно, это и есть отчет делегации правительству. Документы, как-то связанные с этой миссией, есть и в других частях фонда. Коллекция документов об этой конференции отложилась и в библиотеке Тринити-колледжа в Кембридже [6].

В преддверии визита

Идея отправки высокой делегации в Россию для согласования военного сотрудничества родилась еще в первые месяцы 1916 г. Правда, в мае в Англии снова побывали представители Государственной думы и Государственного совета и им была устроена торжественная встреча, но британскому правительству в напряженной обстановке мировой войны нужны были переговоры на высшем государственном уровне, вплоть до российского императора.

Похожий материал - Реферат: Объединение русских земель вокруг Москвы. Образование Русского централизованного государства

В качестве главы британской правительственной делегации обсуждалась кандидатура Ллойд Джорджа, но затем премьер-министр Асквит объявил, что Ллойд Джордж сосредоточит внимание на соглашении с вечно бунтовавшей Ирландией. Может быть, для Асквита это был предлог. Вряд ли Ллойд Джордж, пользовавшийся славой социалиста, чуть ли не революционера, мог быть приятен царю.

13 мая британский военный министр фельдмаршал лорд Г. Китченер получил через российское посольство приглашение Николая II приехать в Россию. Китченер сообщил послу: "Ничто не доставило бы мне такой радости, как поездка в Россию", но что ему необходимо узнать мнение короля и премьер-министра. Вскоре он принял приглашение.

5 июня, в пять часов вечера, он вместе с большой группой военных отплыл на крейсере "Хэмпшир" в сопровождении еще двух кораблей. А без двадцати восемь, не успев еще далеко отойти от шотландского берега, "Хэмпшир" подорвался на мине, установленной, как выяснилось, немецкой подводной лодкой в ночь с 28 на 29 мая. Корабль затонул в течение четверти часа. Спаслись всего десять человек. Китченера среди них не было.

В Англии все были потрясены: поездка Китченера держалась в секрете, а в Петрограде "обсуждалась открыто" [7]. В России стали обвинять прогерманские силы. Больше всего - Распутина. Дескать, царь сказал царице, она - Распутину (об этих слухах писал потом Деникин в "Очерках русской смуты").

Потом, когда разобрали и опубликовали переписку Николая II с женой, выяснилось, что она писала ему из Петрограда в Ставку:

Очень интересно - Реферат: Падение ига Золотой Орды. Становление российского самодержавия

"По мнению нашего Друга для нас хорошо, что Китченер погиб, так как позже он мог бы причинить вред России"; "нет беды в том, что вместе с ним погибли его бумаги. Видишь ли, Его всегда страшит Англия, какой она будет по окончании войны, когда начнутся мирные переговоры" [8].

Она так, "Друг" и "Он" с больших букв, называла Распутина. Это ничуть не помешало ей выразить глубокое сожаление о гибели Китченера и написать об этом письмо британскому военному атташе, который был прикомандирован к Ставке верховного главнокомандующего. "Император передал мне поразительно доброе и прочувствованное послание от императрицы, в котором говорится не только о К [итченере], но и о тех, кто его сопровождал" [9].

Доказательств вины Распутина и "распутинцев" не обнаружено до сих пор. Была гибель "Хэмпшира" случайностью или нет, так и осталось тайной.

Среди ближайших родственников царя, в большой семье Романовых, мнение царицы поддержали бы далеко не все. Великий князь Михаил Михайлович, находившийся тогда в Лондоне, писал Николаю II:

"К великому моему сожалению, мое письмо, отправленное с бедным покойным лордом Китченером, погибло с ним... Смерть и гибель бедного Китченера была большая, неожиданная драма, всех страшно поразившая. Для меня лично это весьма чувствительная потеря, я его душевно любил, был его большим поклонником и глубоко его уважал и ценил. Я его часто видел, и он ко мне всегда очень сердечно относился. Последний раз я его видел за 3 дня до его смерти. Он меня продержал около часа и, главное, говорил про свою поездку в Россию, спрашивая разные советы... Он Россию очень любил... Он был нашим лучшим и вернейшим другом" [10].

Вам будет интересно - Реферат: Пиратство в средние века

Михаил Михайлович был одним из великих князей, которые попали в немилость к царю из-за того, что они решились на неравные браки - по любви. Еще в 1891 г. он без разрешения Александра III вступил в морганатический брак с внучкой Пушкина, графиней Меренберг. Он жил постоянно за границей, знал Англию лучше любого из Романовых, а его письма об Англии и англичанах бывали очень восторженными.

Сама идея обсуждения с русскими проблем совместного ведения войны день ото дня становилась все более важной. Западные союзники всерьез боялись, что Германия соблазнит сепаратным миром Россию, уже измученную двухлетней тяжелой войной, утратой громадных территорий, потерей, убитыми и пленными, миллионов своих солдат. Слухи о переговорах немецких представителей с русскими возникали вновь и вновь.

Николай II в ноябре 1916 г. одобрил идею созыва конференции союзников в Петрограде. В Англии состав делегации обсуждался тщательно. Кандидатуры главы делегации возникали и отклонялись. Наконец, 10 декабря 1916 г., Ллойд Джордж, теперь уже глава правительства, предложил преемнику Китченера, Милнеру, возглавить объединенную делегацию союзников для переговоров с Россией. "С конца 1916 г. до 1918 г., за исключением Ллойд Джорджа, Милнер был самой значительной фигурой в правительстве", - писал биограф Милнера [11].

Но пока готовилась конференция, обстановка в России очень быстро и круто менялась.

Еще в начале осени 1916 г. великий князь Николай Михайлович, дядя Николая II, был уверен в скорой победе над Германией и Австро-Венгрией, думал о предстоящей мирной конференции и намечал состав русской делегации (он писал - "комиссии"), разработал и верноподданно предлагал Николаю II "коротенькую схему тех вопросов, которые пришлось бы разбирать проектируемой мной комиссии". Эта "коротенькая схема" состояла из 17 проблем решения не только судьбы поверженных врагов - Германии, Австро-Венгрии, Болгарии и Турции, - но и всего устройства послевоенного мира. Он продумал даже перечень тех, кто будет все это решать.

Похожий материал - Реферат: Причины неэффективности социальной адаптации пауперов в Англии в 16-ом веке

"Все девять членов в комиссии были бы коренными русскими: Самарин, Наумов, Шульгин, Львов, князь Григорий Трубецкой, ген. Беляев, адмирал?? [12] и Феодосьев, а только у меня одного течет немецкая кровь, но ее охлаждение и полнейшее притупление шло с самой моей колыбели".

Главное же, добивался, чтобы Николай II назначил во главе "комиссии" именно его, Николая Михайловича [13]. А всего через два с небольшим месяца смысл и тон обращения великого князя к императору уже совсем иные.

“Ты неоднократно выражал твою волю "довести войну до победоносного конца". Уверен ли ты, что, при настоящих тыловых условиях, это исполнимо? Осведомлен ли ты о внутреннем положении не только внутри империи, но и на окраинах (Сибирь, Туркестан, Кавказ)? Говорят ли тебе всю правду или многое скрывают? Где кроется корень зла?..

Ты находишься накануне эры новых волнений, скажу больше - накануне эры покушений. Поверь мне: если я так напираю на твое собственное освобождение от создавшихся оков, то я это делаю не из личных побуждений, которых у меня нет”.

К-во Просмотров: 58